Дудов Юрий

Юрий Николаевич Дудов родился в Москве в 1918 году. С самого детства будущего художника окружала атмосфера прекрасного - его родителям были близки с искусством. «Разговоры об искусстве, споры, обсуждения театральных премьер и вернисажей не могли не оставить след в моем воображении. Будущее я не мыслил вне искусства», - вспоминал Дудов уже в  зрелом возрасте. По воспоминаниям друга юности художника Н. С. Селезнева, в момент окончания школы перед Юрием встал выбор в каком направлении получать дальнейшее образование – музыкальном или художественном. В итоге живопись взяла верх, и в 1936 году он поступил  в Московское Художественно - педагогическое  училище «Памяти 1905 года». Творческая жизнь кипела, не оставляя равнодушным никого; в училище царила атмосфера взаимопонимания и дружбы. Искусство не заканчивалось вместе с окончанием занятий – оно перерастало в стиль жизни, стиль отношений между «посвященными».   Дудову удалось  сразу обратить на себя внимание незаурядными способностями, обширными  знаниями, начитанностью. Эти и многие другие качества  выделяли его среди сверстников. Его талант проявился практически сразу, но при этом преподаватели отмечали и его усердность, заинтересованность, тягу к поглощению новых знаний. Ученические работы Юрия отличались в первую очередь широким видением натуры, оставаясь при этом достаточно сдержанными и благородными по колориту. В годы обучения в училище, одним из любимых методов воспроизведения натуры для Дудова был следующий: он часто, обычно по нескольку раз, ходил наблюдать натуру, но писал не на месте, а  дома по памяти. Потом еще несколько раз возвращался на место, чтобы исправить этюд, добавив увиденное, пережитое по-новому. Этот метод он особенно рекомендовал всем, считая, что на первых порах творчества именно так может появиться основа самоутверждения и самообладания художника. Благодаря такому способу воспроизведения, на взгляд Юрия,  обострялось видение, развивались память и способность к обобщению.
Дудов всегда был  душой компании. Остроумный и жизнерадостный, он умел сделать разговор содержательным, а отдых веселым и необычным. Несмотря на любовь к изобразительному искусству и творчеству, художник был  так же неуемен в своей страсти к музыке, которая не остывала в нем с годами.  Музицированию он уделял все свободное от учебы время и   мечтал о создании глубоко эмоциональной, музыкальной живописи. Юрий  пытался средствами изобразительного искусства передать звучание того или иного мотива, мелодии, звучания окружающей реальности. Он нередко сопоставлял творчество художников с работой композиторов и музыкантов. Юрий окончил училище раньше своих ровесников –  уже в 1940 году он получил диплом с отличием. Выпускная дипломная работа называлась «Освобождение Белоруссии».

  Дудов принадлежал к поколению художников, начало творческого формирования которых проходило в годы Великой Отечественной войны. Именно поэтому его обучение в Московском Художественно-педагогическом институте имени В. И. Сурикова с 1940 по 1944 год можно назвать знаковым событием. Его наставниками были прославленные мастера – И. Э. Грабарь, С. В. Герасимов, А. В. Лентулов, В. Н. Лентулов, В. Н. Бакшеев. В этом учебном заведении жили традиции «Союза русских художников», носителями которых были сами преподаватели.  Благодаря своим наставникам, их ученики стали последователями русской реалистической школы. Им были переданы  широкое, свободное мышление, чувство истинности и реальности бытия и вместе с этим поэтическое восприятие окружающего мира.
Юрий Дудов смог не просто остаться последователем, но и внести в живопись собственное понимание природы. В самом простом и обыкновенном мотиве, обыденном пейзаже он мог увидеть и почувствовать то сокровенное,  близкое и понятное каждому русскому человеку, что иногда трудно бывает передать словами.  В годы обучения в институте, Дудов упорно работал на пленэре. Его часто можно было видеть в городе или в любимом им Подмосковье. Шла война, и молодой художник с умноженной любовью и двойным усердием, со всей страстностью, на какую был способен, писал окружающую природу. При взгляде  на его работы тех лет, приходит ощущение очарования и поэтичности нашей родной земли. Дудов, работая над этюдами, как бы погружался в мир звуков: он «слушал» живопись. Когда не задавался этюд, он переживал – как будто бы обрывалась  струна. Он бережно ее подтягивал, настраивал, пока не наладится и, наконец, не войдет в живописную симфонию.
Художник мастерски умел перенести реальность на холст так, что картина начинала звучать, жить свой жизнью, помогая соединять бытие и искусство в одно целое. В его произведениях всегда жила и продолжает жить музыка, которая прошла через всю его жизнь рядом с живописью. Именно она  определяла особый стиль, "мелодию" его полотен. Известный искусствовед В. М. Лобанов сказал о Дудове: "Поэтическое воплощение многообразной прелести природы присуще тем художникам, которые наиболее остро чувствуют обаяние чудесного мира звуков. Это качество проявилось ещё в первой картине Дудова "Вечерняя тишина" и продолжалось до последних лет, проявляя неустанное стремление к пейзажу-картине, к тонкому колористическому раскрытию красоты изображаемого".
В его жизни многие встречи были если не судьбоносными, то оказавшими сильное влияние на его творчество в целом. Так, вскоре после войны состоялась немаловажная для  молодого художника встреча. Дудов писал: «Не могу не вспомнить также с величайшей благодарностью художника Дмитрия Михайловича Тархова, его практические советы, его теплое товарищеское слово, которое помогло мне утвердиться как художнику, поверить в себя. Кстати, это знакомство состоялось в превосходном местечке под Москвой, в знаменитом Абрамцеве, вскоре после войны. Походы с этюдником, горячие споры об искусстве, чудесная природа этих мест – все это невозможно забыть. Пожалуй, именно тогда мне стало ясно, что основной для меня становилась лирическая, поэтическая сторона в искусстве. Вот почему я все больше склонялся к пейзажу».
Еще одним важным событием, произошедшем в том же   Абрамцеве,  стало знакомство со скрипачом Витольдом Гертовичем, большим любителем живописи. Встреча была случайной, но судьбоносной. Случилось так, что Дудов сидел у реки под горой и писал этюд, и вдруг с высоты холма за его спиной полились чарующие звуки. Художник писал, а незнакомец музицировал. На расстоянии будто  произошло  слияние душ, которое вылилось в сердечную дружбу. Впоследствии Юрий и Витольд очень много времени проводили вместе, существуя в особой парадигме единения и взаимонаполнения  искусств.

   В 1942 году, будучи еще студентом, Дудов начал работать в Московском Товариществе художников. В 1947 году он стал его членом. Выполняя заказы Товарищества, он совершал многочисленные творческие поездки, которые существенно расширили его кругозор. Так, на республиканской выставке 1947 года Дудов показал работу на новую для него тему «В колхозе» (1947). На основе материалов, привезенных с Кавказа, художник создал большое полотно «Город Гори» (1949), с которым ступил на Всесоюзной художественной выставке 1949 года. Эта работа была положительно отмечена критикой. Искусствовед Н. И. Соколова обратила внимание читателей на возвышенную поэтичность образа Родины в целой серии пейзажей В. Н. Мешакова, А. М. Гиневского и Ю. Н. Дудова.
 В 1950 году Дудов стал кандидатом Московского отделения Союза художников, а через три года – его членом.   Представленные на весенней выставке 1953 года работы Дудова «Пробуждение» (1950), «На вечерней заре», «Вечер» и «В лесу» (все 1953 г.) привлекли внимание посетителей своеобразным колористическим решением и музыкальностью. Казалось, что живопись этого художника можно не только созерцать, но и слушать. Критик А. Членов и искусствовед О. И. Сопоцинский отмечали глубину настроения этих пейзажей. Так, Сопоцинский писал: «Поляны настроения прекрасные работы Ю.Дудов На «вечерней заре», «Вечер». Пейзажи московских живописцев говорят о плодотворном развитии советской пейзажной живописи, о зрелом мастерстве художников, выражающих в образах природы большие человеческие чувства».
Основу творческого наследия Юрия Дудова составляет пейзаж – его лирическая и поэтическая сторона. О себе художник говорил, что любит находиться наедине с природой, чувствовать тепло, пробуждение весенней земли или чистоту русской зимы. Он много путешествовал, в том числе по Сибири, Средней Азии, Северу. Он рисовал старую Москву и Замоскворечье, Крым, Кавказ, Дагестан. Запечатлевая на своих полотнах величие и красоту русской земли, он точно умел передавать цветовые гаммы, изумительно создавать форму и композицию.
 Когда природа оживает, по всюду зарождается и пробуждается новая жизнь, художник отправлялся в путешествие.  Дудов как-то сказал : «Что-то сладостно щемящие, будоражащее душу, просыпается во мне ранней весной, будто сотни колокольчиков звенят в переливчатой мелодии и зовут в даль необъятную, на лоно природы. Хочется вдыхать ее запахи, слушать ее шорохи и музыку, скрытую в ней. Я очень люблю весну, люблю пробуждения нашей природы, начиная с первых проталин и до буйного цветения черемухи». Юрий собирался в дорогу всегда заранее, готовился, настраивался. И итогом становились результаты плодотворного труда –  из поездок он обычно привозил  много работ, большая часть которых могла бы стать украшением любой выставки.
    Тонкое ощущение цвета, колорит, работа с тенями – это акценты, свойственные работам Дудова в пятидесятых. Из полотен этого периода и направления работы художника стоит выделить  «На вечерней заре» (1953), «Теплый февраль», «Вновь пришла весна» (обе 1955 г.), «Песнь весны» (1957). Поэтичность мироощущения художника навсегда вписывается в его работы с этого момента. Много позже, говоря о  творчестве Юрия Дудова, его современник, художник Ю. Кугач, скажет: «Лирик по натуре, он создал свою песню о скромной и близкой нашему сердцу природе России. Ласковые, светлые весны с проталинами на полях, журчащими ручьями, летняя пора с облаками, плывущими по голубому небу. Бескрайние поля и леса, выделяющиеся темными силуэтами. Тихие осени и мягкие снежные зимы - вот мир, в котором жила его музыкальная душа и который воссоздавал он в своих полотнах».
. На выставке молодых московских художников 1954 года и следующей за ней весенней выставке 1955 года Дудов представил на суд зрителя и критиков новые полотна «Весна идет» (1954) и «Апрель. Подмосковье» (1955), которые были высоко оценены  за их проникновенность, духовность, возвышенность  и красоту. Так, например, В. Зименко в своей статье о картине Дудова «Апрель. Подмосковье», сказал: «Как крепко и мастерски исполнено это полотно при обилии тонко подмеченных подробностей лесного пейзажа!»  Изначально художник стремился к более точной, конкретной передачи облика реальности в своих работах. Позже ушел от этого, на холсте стало гораздо больше символизма, взгляда и позиции художника. Его работы будто стали обладать удвоенной смысловой и эстетической нагрузкой. Погружаясь в атмосферу изображаемого, он пришел к обобщенному образу природы, цельному, динамичному  и пластичному. В 1950е годы   произошли стремительные изменения в творчестве художника, стремящегося проникнуть в самую суть воспроизводимой действительности. Его живопись становится глубоко национальной, появляется колорит, отличающий родное пространство творца ото всех остальных мест на планете.   
Урал предстает в картинах Дудова в строгости, красоте и величии  старых  уральских гор. Бурно мчащиеся реки, суровое свинцовое небо – как нельзя более точно отражают эмоциональную окраску этой части России. Работая над пейзажем, художник не оставляет без внимания и размах строительства того периода. Дудов обладал качеством, не свойственным всем и каждому – он умел видеть разное в каждом новом дне, стремился ощущать движение времени, но при этом всегда оставлял место для связи настоящего и прошлого.  Одной из  наиболее ярких работ после поездки художника  на Урал можно назвать «Уральский металлургический завод, г.Златоуст» (1956) .
   В 1960х годах Дудов создает такие полотна, как «Снег сходит» (1963), «Ледоход» (1964), «В апреле» и «Ветлы цветут» (обе 1965 г. ) . Масштаб  исполнения не мешает мастеру вложить в эти произведения помимо реалистичной  достоверности и убедительности аромат оттаявшей земли, нежную прозрачность воздуха и тончайшую, разлитую вокруг мелодию звуков. И в то же время, будто бы в предчувствии  прихода настоящей весны, художник слегка насторожен: вместе природой он прислушивается к затаенным в ней силам. Будто через мгновение нахлынет все буйство красок, весь разгул стихии. Героический пафос творчества Бетховена, одного из любимых Дудовым композиторов, служил для него источником вдохновения. Звучание темы произведений Бетховена, отражающего патетику, борьбу и затем революционный взрыв, присутствует и в творчестве Дудова. В таком полотне, как  «Ледоход», художник передает всеохватывающее пробуждение природы от зимнего сна. Умело обращаясь с цветами, он создает впечатляющую картину момента, когда лавина льда, своим натиском сметающая царство холода, постулирует и узаконивает  приход весны. Впоследствии, с конца 1960х годов многие произведения автора звучат настроением революции и войны.
В 1962 году в залах Центрального Дома работников искусств состоялась первая персональная выставка Дудова «Лирический пейзаж». В небольших этюдах, представленных на выставке, в первую очередь моно было увидеть непосредственное, живое отношение художника к природе, трепетная любовь к ней. Темы этих работ – близкие его сердцу уголки Замоскворечья и пригороды Ленинграда, малые города - Руза, Коктебель, Сим и ряд других. Выставка  курировалась искусствоведом В. М. Лобанов. В своем выступлении художник А. Саханов отметил, что Юрий Дудов обладает тремя качествами, необходимыми любому художнику: чувствовать, знать и уметь. Т.П. Радимова, дочь известного художника и поэта П.А.Радимова, преподнесла в качестве благодарности и поздравления экспоненту шутливый экспромт, который заканчивался словами: «И в той серии пейзажей и этюдов твоя рука чарует сердце, Дудов!»
   Говоря о доступности к пониманию искусства Дудова, о силе его воздействий на зрителей, можно привести воспоминания Н. Я. Фоминых, которая познакомилась с художником на Урале, в его первой поездке, в 1954 году. Геолог по профессии, Фоминых предложила тогда Дудову запечатлеть в картине сказочные геологические образования, возникшие при размыве меловых отложений. Они напоминали собой средневековый замок. Но «Юрий Николаевич, хотя и долго любовался хрупким творением капризных весенних вод, а писать их не стал, сказав, что они будут выглядеть на полотне неестественно. Вместо «замка» написал он небольшую известковую скалу – камень на зеленом склоне овражка с наклонившейся березкой. После этого я повела его на крутой берег Пышмы, откуда открывался красивый вид на ее излучину с крутым скалистым берегом с одной стороны и лесными пологими склонами невысоких гор вдали, и Юрий Николаевич с удовольствием написал этот пейзаж. Но настоящее воодушевление я увидела на лице художника несколько дней спустя, когда мы вечером отправились на озеро Балтым. К берегу мы подъехали перед заходом солнца. Над озером, отражаясь в спокойной воде, горел малиново-оранжевый закат. Юрий Николаевич, выскочив из машины, на ходу раскрыл этюдник и стал быстро, как мне показалось, «набрасывать» краски на картон. Мы молча стояли рядом, картина заката менялась ежесекундно, и я думала, что ее, как и музыку, остановить невозможно. Но маленький этюд с закатом над озером Балтым теперь висит у меня на стене» .
   На осенней выставке 1966 года Дудов выставил  четыре произведения: «Ветлы цветут»(1965) , «Снег сходит», «Холодная весна» и «Осенний вечер» (все 1966 г.). Последнее, небольшое по размерам полотно посвящено Сергею Есенин. Хрупкие березки на переднем плане, вдали стог сена, узкая полоса леса  на горизонте, небо в  облаках, луга в серебристой дымке - все пронизано особой лирикой присущей этому поэту.  Дудов любил поэзию, которая воспевала природу. Ему был очень близок Есенин. Еще на открытии выставки «Лирический пейзаж» В.М.Лобанов провел параллель между работами Дудова и стихами Есенина Любимыми поэтами художника были так же Пушкин, Лермонтов, Фет, Тютчев, поэзия которых волновала его прежде всего своей музыкальностью, завораживала звучанием самих слов, рифм.
   Пейзажи Дудова 1960-1970-х годов пронизаны свежестью мастерства живописного языка, смелой и свободной манерой исполнения. Вглядываясь в полотно «Весенняя дрема» (1972), можно заметить обобщенные, размытые ветви дерева, которые будто сливаются с небом. Весь мир в ожидании, все притихло, вот-вот зацветет, наполнится пением птиц и ярким светом. А как хрустально прозрачен и чист воздух, как волшебно сосуществуют образы  золотого неба и сиреневого снега на полотне  «Коломенское. Март» (1971)! И поэтическое «Кружево весны» (1967) манит  своим нежным трепетом едва распустившейся листвы. Легкость и возвышенность пейзажа в этой работе так же достигается художником через сливающиеся, срастающиеся ветви и небо.
   Из весенней поездки в старинный русский город Боровск,  Дудов привез глубоко прочувствованные произведения «Апрель в Боровске» (1972 и «Под Боровском» (1973). Обе картины написаны в теплом розовом колорите. Глядя на них можно легко почувствовать негу лучей еще не горячего весеннего солнца, тишину и мягкость воздуха, в котором словно растворяются контуры, растекаются предметы. Обращаясь к образу природы, запечатленному и прочувствованному Дудовым, невозможно не провести параллель с  поэзией  Ф. И. Тютчева:
                    Сияет солнце, воды блещут,
                    На всем улыбка, жизнь во всем,
                    Деревья радостно трепещут,
                    Купаясь в небе голубом.
                    Поют деревья, блещут воды,
                    Любовью воздух растворен,
                    И мир, цветущий мир природы,
                    Избытком жизни упоен.
   Небо в пейзаже всегда удостаивалось особого внимания художника. Тонкими слоями, как бы легкой дымкой лежат краски: из – под верхнего слоя просвечивает предыдущий. Этим приемом художник достигал ощущения движения, динамики воздушных масс. Небо у Дудова является не только источником света, но и транслятором общего настроения, эмоциональной нагрузкой холста.
   Простые полевые цветы становятся для Дудова еще одним поэтическим акцентом. Написанные с большой любовью и проникновенностью, они несут аромат лугов, полей и лесов. В натюрмортах художника  часто можно увидеть ветки цветущей черемухи, рябины, шиповника. Часто Дудов размещает свои букеты на окне или на террасе, не отрывает их от истинной сущности, от стихии. Писательница Е. Л. Быкова рассказывает: «Как- то принесли мне из Ботанического сада несколько орхидей. Я была восхищена причудливостью их формы и изысканностью расцветки. Но огорчала мысль, что все это неизбежно исчезнет, цветы увянут. Подумалось: это чудо необходимо запечатлеть. Позвонила Марине (жене Дудова), хотя и было позднее время. Попросила, чтобы она уговорила мужа сохранить мне орхидеи, написать их. Меня поняли. Художник пришел с загрунтованным картоном, красками, кистями. От ужина и чая отказался. Сел за работу. Эти орхидеи и сейчас радуют меня и удивляют всей своей неповторимой красотой».
   Начиная с 1950х, особое место в советском искусстве занимает тема послевоенного строительства, восстановления народного хозяйства. Она была новой и относительно культурного развития на советском пространстве, и относительно новой социалистической парадигмы. Многие художники развивали ее в своих работах. В их числе был и Дудов. Несмотря на различие творческих почерков, всех этих художников объединяло одно чувство – острота восприятий сегодняшнего дня, ускорение хронотопа существования окружающей реальности. Их работы тех лет отличались глубокой взволнованностью, ожиданием свершений и новых достижений. Юрий Дудов в своих произведениях стремился отразить суть самых важных моментов, то, что было созвучно времени. В отдаленных от центра Москвы районах новостроек он находил интересные сюжеты. В его городских пейзажах, с отголосками  патриархального уклада древней Москвы, оптимистически звучит мотив сегодняшнего дня. Художник умело проводит невидимые грани сходства и отличия архитектуры разных времен, соединяя все в единый сюжет. Через все произведения  цикла красной линией проходит главная мысль – идея связанности всех времен, возможность существования частей прошлого, настоящего и будущего в рамках одного хронотопа. Художник сумел выразить не только внешние атрибуты темы преобразования, но и передать само дыхание жизни, ее движение, нацеленность и динамику.   
        В 1957 году в нескольких выставочных залах экспонировать большая выставка «Москва социалистическая». Москва как объект культурно – архитектурных исканий  давно является одной из волнующих тем для многих  художников, которые своими произведениями оставили значимый след в изобразительном искусстве.
       На «Москве социалистической»  Дудов представил полотно «На юго-западе столицы» (1957), изображающее гигантскую стройку: на фоне неба высятся краны, воздвигается будущий район науки и культуры, район студентов, научное гнездо великой державы. Тема быстрого и впечатляющего преображения Москвы была затронута художником не раз. Он создает ряд полотен, среди которых -  «Строительство метромоста» (1963), «Москва строится» (1970), «Трудовые будни столицы» (1975). Художника привлекает не просто современный городской пейзаж. Он смотрит гораздо глубже, анализируя культурно-идеологическую и эстетическую составляющую процессов, происходивших в то время. Своеобразной композицией он заставляет зрителя убедиться в значительности происходящего.
Городские пейзажи художника обладают своеобразной лиричностью, они будто поэтизированы, пропитаны той же возвышенностью и одухотворенностью, что и изображения природы.  Через  трепетность, неясность света, Дудов часто изображает город в сумерках, что смягчает  контуры прямоугольных зданий и легко вписывает их в небо.
   На выставке произведений московских художников 1960 года обратил на себя всеобщее внимание, выставив на суд публики  холст «Москва индустриальная» (1960). Здесь внимание заостряется на  сложно задуманной композиции, которая построена на необычно размещенных световых контрастах. Первый план погружен в тень, а вдали, через реку, ярко освещены здания новостроек. Таким приемом художник усиливает роль ведущего цветового аккорда: синева холодных ближних теней подчеркивает напряженность теплых, золотистых тонов заднего плана, которые и притягивает глаз зрителя. На этой же выставке были представлены два поэтических пейзажа «Весенние поросли» и «Земля задышала» (оба 1960 г.). Все три работы прошли отбор и попали  на первую выставку «Советская Россия», которая состоялась в 1960 году.   Особенно стоит обратить внимание на картину Дудова «Пути-дороги» (1962), которая была представлена на юбилейной выставке 30летия Московской организации Союза художников. Первое, на чем заостряется внимание – это нестандартное композиционное решение. На высокой насыпи по шоссе через мост движется транспорт, а под мостом проходит железнодорожный состав. Целенаправленность, целеустремленность  движения вперед передается ритмом столбов, потоком машин на шоссе. Клубы пара придают еще большую динамичность сюжету. Впечатления беспрерывности движения усиливает бурное облачное небо, цвет насыщен и плотен. Свидетелем работы над этой картиной был друг Дудова В.Н. Иевлев, который вспоминал: «Помню, как создавалось полотно «Пути-дороги». Дудовы тогда жили на станции Морозки, и Юра облюбовал мотив у выезда на Дмитровское шоссе с окружной дороги. Он делал массу этюдов, искал наиболее выразительное решения. Я часто приезжал на дачу к Дудову и сопровождал его, а когда с этой картины были напечатаны открытки, Юра преподнес мне одну из них с надписью» .
   В 1964 году Дудова заинтересовала тема метро. Он написал много этюдов в разных районах Москвы. В результате миру было явлено несколько фундаментальных работ, среди которых «В Мневниках», «У метро «Измайловская» (оба 1964 г.), «У переезда» (1965). Последнее творение изображает подмосковную  станцию. Несмотря на некоторую сухость и будничность сюжета, это произведение имеет серьезную смысловую нагрузку, обладает глубинной духовностью. Здесь, на картине, все предельно знакомое и понятное, родное для каждого москвича - станция, люди, деревья, постройки. Все вызывает у зрителя радость сопереживания, ощущение соучастия, привязанности, некую сакральную тоску по чему-то родному.  
 Дудов говорил, что, начиная творческий путь, он решил избрать своей темой лирический пейзаж. И действительно безумно влюбленный в окружающий его мир художник какое-то время увлекался только пейзажем, но очень скоро его заинтересовал и человек - созидающий, борющийся, преображающий окружающую жизнь. Возникнув, тема человека, труда, движения стала акцентом, который помог художнику наиболее ярко и реалистично с одной стороны, и душевно и антропологично с другой, выразить сущность многих пейзажных произведений, таких как «Красная площадь. Весна. Год 70й» (1970), «Братская ГЭС», «Первое мая» (оба 1972 г.), «Москва. Октябрь 41го» (1975). Тема человека, органически объединяясь с пейзажем, создает здесь полноценный, живущий, развивающийся и взаимодействующий художественный образ мира и человека в мире. В этот же ряд стоит отнести  картины, посвященные освоению земли,- «Первая борозда» и «На полевом стане» (оба 1971 г.) Они подобны песне, полной любви и уважения к труду земледельца.
   Образ Кремля интересовал Дудова практически всегда. Еще с детских лет из окон своей квартиры он любовался стенами и башнями Кремля, покорявшими его своим величием и древностью. Став художником, он с большим пониманием архитектурной неповторимости этого памятника русской истории пишет свои проникновенные, полные искренней любви и красоты полотна. Историческая роль Москвы, ее Кремля всегда волновала Дудова. – Ведь Красная площадь и постройки расположенные там – это сердце столицы, не смотря на времена и взгляды, оно всегда притягивало миллионы людей. У Москворецкого моста  происходили многие грозные события, оказавшие решающие влияние на судьбу всей русской земли. Холсты Дудова, повествующие о событиях Великой Отечественной Войны, пропитаны особыми настроениями и смыслами. Полотно "Москва 41-го" (1966) исполнено  в настроении грандиозного пафоса. Оно экспонировалось на выставке, посвященной 25-летию разгрома немецко-фашистских войск под Москвой, и было отмечено дипломом. В 1975 году, в год 30-летия Великой Победы, Дудов вновь возвращается к этой теме и создает картину  "Москва. Октябрь 41-го". Новая его работа отличается еще большей  выразительностью и осмысленностью. До предела напряженная атмосфера тех страшных дней передана с исключительной точностью, основанной на личных  впечатлениях и пережитом опыте. Произведение наполнено драматизмом: на переднем плане ощетинившиеся надолбы, вдали суровый,  контрастно четкий, настороженный силуэт здания Кремля. Движущийся транспорт и люди находятся в центре композиции. Живым, трепещущим, взволнованным, но при этом устойчивым и упругим мазком пишет художник тревожное небо. Полотно пронизано величественностью, как в большой симфонии, все наполнено высоким чувством гражданственности и патриотизма.    В год юбилея Великого Октября Дудов создает картину "Москва. Ноябрь 1917 года" (1967). В этом волнующем произведении нашла отражение и тема, более забытая, ушедшая в историю -  Октябрьской революции.
Многие принципы и постулаты, сама по себе парадигма  советской власти, претерпевая изменения,           меняла и все окружающее пространство. И, безусловно, в том числе и культурное. Ни это ли является духовным толчком к обретению нового смысла, нового понимания окружающего пространства, реальности? Новое культурное  пространство рождает новую эстетику, новое искусство. И верх пилотажа – это не слепое следование современным стереотипам. Это умение обладать и высказывать свою точку зрения, умений в простых вещах – видеть сказочное, неуловимое. Интересное.  Дудов считал, что самое большое счастье для художника – работать, волноваться и восхищаться…
Умер Юрий Николаевич Дудов в 1976 году, оставив огромный пласт культурного наследия, воспевающего красоту окружающего мира, российской реальности, человека и жизнь. Он изучал, анализировал жизнь, время и пространство и творил  в тяжелый, но яркий и важный для судьбы каждого человека период времени.
 

Все художники »